Генрих Виллигер владелец Villiger Söhne AG, крупной сигарной компании, главной офис которой находится в Пфеффиконе, Швейцария. Компания производит более миллиарда сигар в год. Генрих Виллигер один из самых влиятельных игроков в сигарной индустрии. Он является эксклюзивным импортером и дистрибьютором кубинских сигар в пяти странах Европы. А также владеет портфелем акций сигарных брендов премиум-класса, продаваемых по всему миру, в частности, Villiger La Flor de Ynclan.

Активный и проницательный, 88-летний Генрих Виллигер пришел в офис журнала Cigar Aficionado в Нью-Йорке, чтобы покурить и поделиться историями о своей сигарной карьере, берущей начало в 1950-м году, когда он впервые посетил Кубу, страну, в которую он путешествовал более чем 100 раз.

Сигара Aficionado: Как вы начали свой сигарный бизнес?

Villiger: Сигарным бизнесом начал заниматься еще мой дедушка. Сначала он отвечал за финансовые вопросы в одной из крупных компаний, занимающихся торговлей людьми. Ему не нравился этот бизнес, зато он очень любил сигары. Тогда он и решил открыть свою сигарную фабрику. Его босс поддержала его и дал ему кредит на создание собственной компании. Так он основал собственную сигарную фабрику в 1888 году. В 1902 году он умер, когда ему было всего 42 года, после моя бабушка управляла компанией около 16 лет, пока мой отец и дядя не взяли управление в свои руки. У моего дяди не было детей, поэтому он продал свои акции моему отцу. И мы вместе с отцом продолжили семейный бизнес, пока мой отец не умер. Тогда я стал единственным акционером нашего сигарного бизнеса.

Q: С чего именно вы начинали свой сигарный бизнес?

Villiger: В те времена, когда я начинал свой путь в сигарном бизнесе(примерно 1950 год) существовали аукционы на закупку сигарного табака, аукцион проводился очень быстро. На аукционе было можно купить корзину табака за 100,200 фунтов, но продавцы, которые чаще всего и выращивали этот табак, любили обманывать. Они клали табак хорошего качества на самых верх, а вниз клали табак низшего сорта. Моя работа заключалась в том, чтобы следить за качеством. Я поднимал табак снизу, вытаскивал его и сравнил качество. Если меня пытались обмануть, то я разрывал все договоренности и больше не возвращался к этому продавцу. Я окончил престижную швейцарскую школу, очень часто я не понимал фермеров с их жаргоном, а они не понимали меня. Но я посвятил этой работе целый сезон, и в конце меня знали на всех табачных плантациях в округе. Затем я сортировал табак «Connecticut Shade» в Хартфорде, а после широколистный табак в Массачусетсе. Так я обучился всем нюансам табачного бизнеса, с самых низов. Вот так я и начал.

Q: В каком году это было?

Villiger: Это был в 1951 год. Первый табачный аукцион проводился в Южной Каролине, штат Северная Каролина. Затем зимой этого же года появился еще один аукционный дом в  Берли, штат Кентукки. В то время мы закупали много темного табака Кентукки. Когда это стало слишком дорого, и мы стали покупать табаки в Малави. Экономика Малави во многом зависит от табака.

Q: Вы экспортировали сигары компании Villiger в США в то время?

Villiger: Да, вскоре после Второй мировой войны мы начали экспортировать сигары машинного производства в США. У нас был свой собственный импортер в Нью-Йорке. Многие американские солдаты были знакомы с нашими сигарами, потому что служили в Германии.

Q: Где ваш самый большой рынок?

Villiger: В Германии, наша доля на немецком рынке составляет около 70%.

Q: Откуда сейчас идут поставки табачных листьев для компании Villiger ?

Villiger: Мы закупаемся во многих странах, но предпочтение отдаем все же кубинскому табаку. На Кубе хороший табак! Мы покупаем с юга, также мы закупаем с плантаций Вуэльта Абахо - это в западной части острова, а также и с восточной части.

Q:  Компания Villiger имеет давние отношения с Кубой, и, как вы уже отметили, вы используете кубинский табак в ваших сигарах машинного производства. Можете ли вы рассказать, как начались эти отношения?

Villiger: Кубинский листовой табак считается одним из лучших сигарных табаков в мире. И с момента основания нашей компании моим дедушкой в ​​1888 году мы используем и кубинский табак в значительной части наших сигар. Но мы не могли закупать кубинский табак в достаточных количествах, потому что нашу цену перебивали сигарные фабрики из США. Соединенные Штаты всегда были самым важным покупателем кубинского табака.

Q: Но сейчас же совершенно другая ситуация?

Villiger: Да, ситуация резко изменилась, когда США ввели эмбарго против Кубы. Изо дня в день Куба теряла свой самый важный рынок. Затем кубинские делегаты из Кубатабако начали путешествовать по всему миру в поисках новых рынков, где они смогли бы продавать свой товар. Они пришли к нам в компанию и представили свой табака самого высокого качества, сорта, которые нам не были известны ранее. Они пригласили меня посетить Кубу и осмотреть их плантации, а также места, где они перерабатывают и хранят свой табак. Это и было началом наших отношений с Кубой. Мы существенно увеличили долю кубинского табака во всех наших сигарах и стали одним из крупнейших покупателей кубинского табака в Европе, а потом уже и в мире.

villiger

Q: Помимо собственной компании по производству сигар, вы импортируете и распространяете кубинские сигары в Европе. В скольких странах Европы вы распространяете кубинские сигары?

Villiger: У нас есть две компании, которые сотрудничают с Habanos. Это «Intertabak» в Швейцарии.И «5th Avenue» в Германии.

Q: Как это произошло?

Villiger: Тридцать или сорок лет сигара имела негативный образ в Европе. Сигары в то время продавались по 30 центов. И никто не осмеливался увеличивать стоимость, поэтому приходилось снижать качество продукции, чтобы сэкономить деньги. Покупатели стали это понимать и перестали покупать европейские сигары. В то время у меня был человек, который занимался рекламой в компании, он сказал: «Мистер Виллигер, вы должны поднять имидж сигары. Сигара должна стать предметом роскоши».

Q: И как вы это сделали?

Villiger: Мы создали каталог товаров, которые можно было заказать по почте класса люкс - лучшие сигары, лучшие швейцарские часы - в 1976 году мы добавили в наш семейный бизнес 40-страничный каталог всевозможных предметов роскоши. И тогда нам нужно было  придумать название для этой организации, на тот момент самой известной улицей, где можно было купить предметы роскоши была 5th Avenue [в Нью-Йорке]. Так мы назвали нашу организацию 5th Avenue Tobacco Gallery. У нас были сигары, трубки, трубочный табак, все лучшее из лучших.

Q: В то время вы уже работали с Habanos?

Villiger: Нет. Это был наш собственный бизнес. В то время у Habanos был президент по имени Франсиско Падрон. Я думаю, что он был первым президентом Cubatabaco. Однажды Падрон подошел ко мне и сказал: «Послушайте, у нас есть проблема».

Q: И в чем же заключалась данная проблема?

Villiger: В каждой стране было четыре или пять дистрибьюторов кубинских сигар - один для Partagás, один для Montecristo и так далее. Падрон сказал, да и я был с ним согласен,  что с логистической точки зрения это было проблемой. В Германии было два или три дистрибьютора. В Англии их было четыре или пять. В Швейцарии была пара. Итак, Падрон пригласил всех дистрибьюторов на встречу в аэропорту Цюриха. Он сказал: «У Habanos не может быть трех или четырех дистрибьюторов в каждой стране. Один! Один дистрибьютор на страну, и он получает всё. Все бренды. Но мы хотим, чтобы наша доля составляла 50 процентов».

Q: Habanos хотел 50 процентов от выручки?

Villiger: Да. дистрибьюторы отказались. Тогда Падрон подошел ко мне и спросил: «Виллигер, как дела?» После этого мы стали импортерами Habanos и прекратили наш бизнес с каталогами, а наша компания 5th Avenue Products Trading GmbH стала представителем Habanos в Германии. Другие дистрибьюторы сказали мне: «Виллигер, ты предатель».

Q: В каком году 5th Avenue Products Trading GmbH стала единственным импортером кубинских сигар в Германии?

Villiger: Я думаю, что это был 1989 год.

виллигер

Q: Как дистрибьютор, вы продаете табачным изделия салонам, вашим закупщиком является магазин La Casa del Habano, правда?

Villiger: Да, и в салоне у Casa есть все. В La Casa del Habano наиболее полный ассортимент во всей Европе!

Q: Мы помним, как вы упомянули, что у вас есть 10 дорогих хьюмидоров Cohiba, это большие хьюмидоры посвященные 50-й годовщины Cohiba, а панели данного набора сделаны из сусального золота.

Villiger: Да, это правда и мы продали  все 10. Розничная цена была 195 000 евро каждая (228 000 долларов США). Это за 50 сигар. В первую очередь вы покупаете хьюмидор. Это красивый предмет интерьера.

Q: Вы продали эти хьюмидоры частным коллекционерам? 

Villiger: Нет. Обычным покупателям La Casa del Habano.

Q: В 2016 году, когда вы открыли свою штаб-квартиру в США во Флориде, вы сказали, что сигары машинного производства составляют 99 % вашего бизнеса, но вы надеялись, что сигары ручной работы станет больше, что то изменилось с тех пор?

Villiger: Ну, конечно, теперь сигар ручной скрутки гораздо больше. Нашим основным видом деятельности по-прежнему является производство машинных маленьких сигар. Но теперь их доля составляет около 85 % наших продаж, остальные 15 % - ручная работа. 

Q: От 1 %  бизнеса до 14 %- это большая перемена. Сколько премиальных сигар вы продаете в США каждый год?

Villiger: За первые шесть месяцев этого года мы продали примерно 1,2 миллиона сигар премиум-класса на рынке США.

Q: Какая у вас самая продаваемая марка сигар премиум-класса?

Villiger: Бестселлеры отличаются от страны к стране. В США это La Flor de Ynclan.

Q: Ваш бизнес остается семейным?

Villiger: Да, в компании работает моя дочь. И совсем недавно к нам присоединился внук. Я надеюсь, что мы можем сохранить бизнес исключительно в нашей семье. Villiger находится в частной собственности. Все акции принадлежат нашей семье.

Q: Из всех сигар премиум-класса, которые вы производите, какая ваша любимая?

виллигер

Villiger: Мне очень нравится Villiger San’Doro из Бразилии. В Бразилии хороший табак.

Q: Учитывая ваш успех в производстве машинных сигар, почему вы перешли на сигары ручной работы класса премиум?

Villiger: Потому что существует потенциал именно для роста данной категории. Но мне хочется выпускать то, что именно я люблю.А я курю только сигары премиум-класса.

Q: Это был ваш стимул? Потому что вы любите курить сигары премиум-класса?

Villiger: Да. Потому что они мне нравятся. Вы должны делать в своей жизни только то, что вам нравится. Я начал работать в нашей компании в возрасте 20 лет в 1950 году, то есть 68 лет назад, и всю жизнь я влюблен в свое дело!

 

Комментарии
Ваш комментарий